Производственный фильм должен быть интересным (в широком смысле слова), эта сторона дела требует от нас особого внимания и специальных исследований. Одно время зрелищность пытались достичь показом новейшей техники, действительно впечатляющей по своим масштабам и сложности. Но выяснилось, что даже самые эффектные кадры такого рода оставляют зрителя равнодушным, если художник на них делает ставку. Не спасали и любовные истории, введенные в производственные интерьеры. Я говорю о тех случаях, когда они именно вводились — для «оживления» схемы, для развлечения зрителей — существовали довеском, самостоятельным, чаще всего анемичным. Но, конечно же, смешно оспаривать саму возможность использования материала такого рода в «производственном фильме». Две стороны человеческого бытия — общественная и личная — так тесно переплетены в жизни, что каждая из них требует пристального и конкретного внимания искусства.



Безусловным и тривиальным звучит утверждение, что трудовая деятельность и связанные с ней драматические коллизии могут быть наиболее полно раскрыты лишь через человека, его характер, мысли, чувства и действия. Но истина и в том, что нельзя сколько-нибудь полно рассказать о современном человеке, не касаясь его работы, его дела. Специфичные, казалось бы, проблемы производства сегодня входят в круг интересов искусства — с ними сопряжены многие из переживаний героев, суть их поступков и решений.



Герой А. Довженко забивал костыли в железнодорожное полотно, и этот труд не нуждался в специальных пояснениях. Герои фильма «Время, вперед!» В. Катаева и М. Швейцера запомнились в яростном порыве общего энтузиазма, в стремительном ритме величественной симфонии труда. Все было наглядно ясно — для понимания производственной стороны вопроса напряжения не требовалось.



С течением времени, с развитием прогресса производство усложняется, более сложными становятся и взаимоотношения связанных с ним людей, их проблемы. Не чувствуя этой принципиальной разницы или игнорируя ее, искусство тем самым многое теряет в своем поступательном движении, в глубине проникновения в социальную действительность.



Показательно обращение Е. Габриловича и Ю. Райзмана к образу крупного руководителя в «Твоем современнике». Избранный авторами масштаб, угол зрения делают возможным, не упрощая проблему, рассмотреть ее в столкновении двух определенных позиций.



К сожалению, мы знаем и иной подход к решению темы: герои «куют что-то железное», открывают нечто «нужное и важное»... Однако туманные ссылки на важность некоего абстрактного открытия сегодня плохо убеждают, и частные достоверные детали человеческого поведения не спасают, если герои остаются в пределах геометрической схемы драматургического конфликта.



Очень важно реально представлять объективные трудности, с которыми сталкивается киноискусство, в стремлении отразить важнейшую сторону жизни современного человека. Win-Win Casino